РУЗА 

КОРОСТЕЛЕВ В.А.    "Персональный сайт Виктора Коростелева"

     

   Сайт 
Дома Коростелёвых

о моем времени,доме,
семье,друзьях,родине,
армии и обо мне!



html counterсчетчик посетителей сайта
Праздники России Информер праздники сегодняfree counters Погода в России   

Линейки для форума и блога lines.net.ua


Занесено в каталог Deport.ru Весь интернет в одном каталоге! измерьте скорость интернета


726-ой ЗРП ОН 17-го корпуса 1-ой армии МО ПВО  /  Воспоминания о "Завхозе". Часть 3.


«Назад | Вперед »

ЮНОСТЬ и СТАРОСТЬ

19.05.2012 г.Москва


19 мая 2012 года. Москва, Поклонная гора, 4-я ежегодная встреча участников "Форума МО ПВО", ветеранов МО ПВО.

на снимке участники встречи: (слева направо):
* Лебедев Александр Сергеевич (RevALation)  * Лотерштейн Александр Волькович  * Карпешин Николай Николаевич (Вице-Председатель)
* Занин Евгений Эмильевич (Директор)  * Коростелев Виктор Авенирович   * Головинский Владимир Васильевич (Пиночет) 



8 июня 2012 года Олег Подпрядов прислал фото своего отца - Владимира Подпрядова, моего сослуживца и друга!


В.Подпрядов сейчас и 43 года назад!


ВВС  ГСВГ:

Как начинаются армейские традиции.

Начните с клетки, в которой сидят пять обезьян. Подвесьте к ее потолку банан и поставьте под ним лестницу.
Рано или поздно одна из обезьян начнет взбираться на лестницу, чтобы схватить банан.
Как только она дотронется до лестницы, облейте всех обезьян холодной водой.

Немного погодя, другая обезьяна попробует достать банан - снова облейте всех холодной водой.

Продолжайте до тех пор,чтобы если одна обезьяна пытается влезть на лестницу, остальные ее не пускали.

Теперь можно выключить холодную воду.
Затем извлеките одну обезьяну и замените ее новой.
Новичок видит банан и пытается к нему подобраться, но к его ужасу остальные обезьяны накидываются на него и начинают его бить. Еще одна попытка с тем же результатом, и это продолжается до тех пор, пока новая обезьяна понимает, что если она будет пытаться влезть на лестницу, то огребет люлей и отказывается от своих попыток.


Теперь опять заменим одну из четырех первоначальных обезьян. Новичок пытается забраться на лестницу и получает свою порцию люлей.
Его недавний предшественник принимает активное участие в их распределении.

Заменим третью первоначальную обезьяну. История повторяется, хотя уже две обезьяны не имеют никакого представления, почему нельзя забираться на лестницу, или почему они раздают люлей новичку.


Заменим четвертую и пятую первоначальную обезьяну тем же способом .
Теперь все обезьяны,которых обливали холодной водой, удалены из клетки, но все равно никто из новых не пытается забраться на лестницу.

Почему?
"ПОТОМУ ЧТО ТАК БЫЛО ВСЕГДА"
Так начинается уставной порядок.
..

http://www.forumavia.ru/forum/1/3/9736173825547153538351127459113_51.shtml?topiccount=2536





(ПИКЕТ) ЗАВХОЗ (В/часть 61944)





Войсковая часть 61944 - Кураков из ip:63u1hugm 0
- в.ч 62847
служил май 1970 - 1972г. -в гто ком - Бабич. вод тягача -зил -157.


Служил в этом полку с декабря 1991г. по ноябрь 1996 г. Командир полка. Полковник Глущенко Валерий Леонидович.






ГРУППА ОФИЦЕРОВ И ПРАПОРЩИКОВ ПОЛКА (70-е годы)


На снимке:
1-ый ряд - Валерий Чернобров, Артур Савченко, Юрий Шарыкин, Иван Певнев
2-ой ряд - Виктор Коростелев, Евгений Колядин, Валерий Щукин, Юрий Колыванов, Александр Воронцов


ВЗВОДНЫЙ БУНКЕР (наши дни)



Группа РТЦ идет торжественным маршем (1973 год)


На снимке:
Панфилов Алексей Иванович, за ним Юрий Родин-Сова, посредине - Виктор Коростелев, крайний - не помню.

ШКАФ ОПЕРАТОРОВ РС (С-25)


ОФИЦЕРЫ "ЗАВХОЗА"


На снимке:
1-ый ряд - офицер-двухгодичник Алексей Ласкеев, НШ РТЦ Василий Коваленко, ком.5-ой группы Алексей Панфилов, замполит РТЦ Николай Гусев
2-ой ряд - ЗНШ полка Зиганур Гильманов, командир 4-ой группы РТЦ Артур Савченко
3-ий ряд - офицер 1-ой группы РТЦ Александр Разумов, офицер 2-ой группы РТЦ Виталий Спожакин
нижний ряд - офицер наведения Валерий Чернобров, НШ полка Романов, энергетик части Евгений Колядин, командир 3-ей группы РТЦ Струтинский


 ПОСЛЕДНИЙ ЗНАМЕНОСЕЦ ПОЛКА...
личному составу 726-го полка посвящается...



В.Коростелев
ХОЛОДНАЯ ОСЕНЬ 82-ГО.

Полк приказали расформировать. Реформа, ничего не поделаешь. Над каждым нависла тревожная неизвестность: куда переведут, куда придется переезжать – такова судьба многих офицеров. Настроение у всех жуткое. Погода мерзкая.
Постепенно сворачиваются все дела, жгут в котельной мешки с документами, которые не подлежат отправке в архив, ставятся последние печати.
- Кому еще нужна печать? - спрашивает начальник штаба.
- Никому? - и он рубит ее на мелкие кусочки.
Боевое Знамя полка свернуто и больше не стоит в штабе под стеклом, а хранится в чехле в секретной части.

Я – знаменосец полка. Последний знаменосец полка. Я выносил Знамя на торжественное собрание 6 ноября в клуб части и на следующий день на торжественное построение полка на плацу и думал, что это в последний раз и даже уже попрощался с ним.

10 ноября наконец-то небольшая разрядка – у меня выходной. Хожу по Москве, по магазинам. Что-то настораживает меня в поведении людей: разговаривают шепотом, на глазах продавщиц, кассирш слезы, на улицах полно милиции и каких-то людей с поднятыми воротниками, про которых сразу думаешь, что стоит он здесь неслучайно. Транспорта совсем мало, въезды в Москву закрыты,. В воздухе прямо висит какое предчувствие беды. А так как у меня самого было такое-же гнетущее настроение всвязи с расформированием полка, то особого значения этой атмосфере я не придал.

Следующий день для меня начался со стука посыльного в дверь.
- Начальник штаба приказал Вам прибыть в штаб для выноса Знамени. – сообщил он.

В армии меня приучили ничему не удивляться. Выносить, так выносить. Надеваю, как положено, парадную форму и иду в штаб. Перед штабом уже выстроен знаменный взвод.
Не отвечая на мой вопрос: «По какому поводу вынос Знамени?», начальник штаба приказывает мне бежать домой и переодеться в повседневную форму.
Это озадачило меня. Знамя выносят в парадной форме. Бегу, переодеваюсь. В штабе меня уже жду ассистенты, командир знаменного взвода – эту роль выполняет помощник начальника штаба полка. Взвод мокнет под нудным дождиком перед штабом, на плацу выстроился полк.

Только теперь узнаю, что вчера умер Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев, в стране траур и митинги. На Знамени – черные траурные ленты. Недавно еще зашитый красной материей номер полка на Знамен, сегодня вновь снят. 726-ой зенитно-ракетный полк особого назначения!

Выстраиваемся у штаба: я со Знаменем, рядом ассистенты со шпагами у плеча, сзади барабанщик, за ним командир и знаменный взвод с карабинами на плечо. Командир взвода командует и мы трогаемся.

Барабанщик молотит дробь, как сумасшедший.
- Чего это он так, - мелькает мысль.
Холодный осенний ветер раскачивает тяжелое полотнище, идти строевым шагом с таким грузом тяжело и я еле удерживаю равновесие. Опустить Знамя назад - боюсь будет цеплять землю, наклонить древко вперед-вниз - боюсь упереться им в асфальт.

Командир полка командует: «Полк! Под Знамя смирно!» Оркестр начинает играть встречный марш. Я не попадаю в такт и приходится менять ногу. За мной меняет ногу знаменный взвод.Со стороны это выглядит некрасиво. И мое плохое настроение еще ухудшается.

Барабанщик и знаменный взвод остаются на левом фланге. Издалека я слышу команды командира взвода. Мы проходим перед полком и встаем на правый фланг. Я с облегчением опускаю Знамя к ноге и наклоняю вперед. Оркестр умолк. Команда «Вольно».

. Начался траурный митинг. Противный дождик достает до шеи. Знамя раскачивается , тяжелые кисти бьют меня по сапогам, мокрые ленты хлопают по лицу. Мерзко и неприятно. Незаметным резким встряхиванием я распрямляю Знамя, но оно тяжелым полотнищем начинает доставать до мокрого асфальта. Опять незаметный рывок на себя.

Выступают офицеры, солдаты. В словах не партийная риторика, а какая-то человеческая жалость, прощание с хорошим человеком. Прощание с прошлым. У людей отпечаток своей судьбы.

Митинг кончается. Команда: «Под Знамя смирно! Знамя унести!» Теперь я начинаю движение в такт оркестру. Шинель и Знамя намокли под дождем, и потяжелели, наверное, вдвое. Полы шинели сковывают движение, ветер пытается сбить с ног. На левом фланге выдвинулся вперед и взял «На караул» знаменный взвод. Они синхронно начинают движение за мной. Оркестр смолкает. Опять оглушительно стал лупить барабанщик за моей спиной. Почему сегодня он меня раздражает? Настроение паршивое, барабан оглушает и как будто один радуется. Только скрывшись за зданием штаба, слышу команду полку «Вольно!»…

Больше Знамя не выносили. Его сдали в музей Вооруженных Сил.
Так холодной осенью 1982 года мы попрощались с Брежневым, со своим боевым полком, с эпохой, в которой жили, о которой сейчас ностальгируем.

«…Не от ума – от глупости,
К нестарому пока,
Пришла тоска по юности,
Смертельная тоска…»
Г.Регистан



 Это наша с тобой биография...
В.Коростелев
АРМЕЙСКИЕ ВОСПОМИНАНИЯ



Не один десяток лет я отдал армии. За эти годы много случалось и трагического, и смешного, но больше обыденного. Вспоминать, как теперь оказалось, ненужный героизм, не хочется, разве что с боевыми товарищами. Чаще вспоминается «мирная» армия. Но и мирный труд требует героизма.

Начало службы.

В 1972 году, оставшись на сверхсрочную службу, я женился. Комнатка в коммуналке 3 х 3 м, одно окно – моя первая квартира. Коммуналка – финский трехкомнатный домик. Три комнаты – три семьи. Туалет, вода на улице. Три печки. Причем каждая грела две смежные комнаты.

Мебель взял со склада КЭС: солдатская кровать, две табуретки с прорезями для рук, один стул, круглый стол, на котором не держалась крышка, солдатская тумбочка с номерами 17 и 18. Да осталась от старой хозяйки старая тахта.

Спать на солдатской продавленной кровати вдвоем было трудно, поэтому мы клали на край широкую доску от стены. Матрац и подушки то же были солдатскими. Со временем тесть – Александр Васильевич привезет нам перину – Приданое Томы – на которой мы спим до сих пор.

Три печки топились дровами. Их надо было заготовить. Напилить, наколоть. Иногда дрова можно было купить в части, а если не было, то заготовляли сами в лесу, пилили с женой на короткие чурбаки и таскали домой с ней вдвоем. Потом пилили с ней, я затем колол и складывал в сарай.

Воду носили из колонки, по два ведра на семью и ставили на кухне на специальну. низкую лавку.

Потом такие печи переделают под паровое отопление. Останется один котел, его надо было топить углем. Угарный запах, кипящий котел иногда переливал воду и затапливал кухню и комнату. Я завязал расширительный бачок пленкой, а перелив вывел шлангом над окном, на котел поставил масляный термометр. Топить стали по науке.

Наши женщины, офицерские жены пока они не стали генеральшами) умеют и дров наколоть, и воды натаскать, и печи протопить. Уголь покупали в полку. Привезут, выгрузят возле дома, потом его надо еще ведрами перетаскать в ссарай.Таскали все - женщины, дети.

В коридоре в каждом доме была установлена сирена. Она выла при тревоге и тогда я, где бы ни был, должен через 15 минут стоять в строю. Для проверки работоспособности сирена выла в 9 часов утра и в 21 час вечером каждый день.. Бегать приходилось и из лесу, и с водохранилища, куда всегда брали велосипеды. Сейчас она уже забылась, а после отмены ее в 9 часов всегда глядел на часы, сейчас завоет.

Мы купили черно-белый телевизор, из деревни Злобино(моей Родины) привез цветную пленку, которую изолентой крепил к экрану, чтобы черно-белое изображение казалось немножко цветным..

Кто-то выбросил маленький холодильник – мы подобрали. Мой первый холодильник. Он был без морозилки..
Потом стали покупать с рук подержанную мебель. Новую было недостать, огромные списки, да и денег у нас не было. Я работал один, Тома была беременна.
Потом родился Саша и родилась еще тысяча забот.

Зарплата была 115 рублей в месяц плюс пайковые 26 рублей. Никаких льгот. :
7-дневная рабочая неделя плюс 6-8 суточных дежурств в месяц в том числе и в выходные и праздники. Уходя на дежурство надо было натаскать дров, угля, воды.

Пытался заочно учиться в автодорожном институте, тайком – это запрещалось. Поступил, подделав подписи командира и написав, что я не военнослужащий, а сельский электрик. Но не смог ездить на сессии, не успевал делать контрольные работы, «хвосты» росли и я бросил.

Выезжать из военного городка можно было только с письменного разрешения командования. Если в воскресенье нужно было съездить в Рузу в пятницу надо было писать рапорт на выезд, да еще узнавать подписали его или нет.

Вход и выход через КПП, даже на работу, фиксировался. Не было телефонов, компьютеров. Машины – наши – были редкостью, иномарок никто не видел в глаза. вообще. Солдатам запрещалось иметь фотоаппараты и радиоприемники. Строгость режима компенсировалась наличием своих врачей, магазина и столовой, клуба и библиотеки, демонстрацией дважды в неделю фильмов в клубе, своей баней. школьным автобусом, приездом артистов.

Были велосипеды.Но ездить на них по улице перед штабом запрещалось.
Потом с каждым годом режим будет ослабевать, запреты сниматься.

Почему сейчас такая жизнь кому-то кажется страшной, но тогда…Мы дико радовались каждой обновке, каждой покупке даже старой вещи. Со временем мы купим огромный цветной телевизор «Радуга», новый холодильник, катушечный и кассетный  магнитофон.

Будем улучшать жилищный вопрос – получим 2 комнаты в финском доме, потом весь финский дом, потом квартиру в двухэтажном доме. Мы отмечали все праздники и редкие выходные. Мы радовались жизни, солнцу, редкому выходному, дружбе! 

Мы пережили сухой закон и водку с 11, а потом и с 14.00. Да мы и не пили водку. Почти все пили крепленое вино. Портвены "33" и "777", "Агдам" и "Тамянка".


Мы доставали "Шампанское" к праздникам, по три раза становились в очередь в московских магазинах за колбасой. Мы запасались, мы протирали ее растительным маслом и заворачивали в крапиву, чтоб не испортилась. В отпуск в подарок родным мы везли по батону колбасы вареной, там не было и такой. Назад из деревни  перли кур и яйца, сало и мясо. 

Иногда за бурный вечер нас таскали в политотдел и грозили высшей мерой – исключить из партии. Мы растили детей, сажали цветы и огороды, мы с радостью ходили на субботники, потому что только они могли собрать вместе столько людей возле костров для совместного общения под водочку, а именно этим всегда заканчивался каждый субботник, будь он весной или осенью.

Зимой мы вместе с другими семьями катались на лыжах с горки в Коковинском карьере.
Мы до седьмого пота и мозолей на ногах маршировали на плацу с песней или без, распрямляя позвоночники, поднимая ногу горизонтально земли, учась чувствовать локоть и плечо соседа в строю. И мы научились ходить не горбясь, смотреть прямо и верить в поддержку товарища, чувствовать мощь, когда мы вместе.
Тогда я был молод, красив,  силен и горд...

Я и сейчас бы отдал эту сытую жизнь за ту, "страшную"


ВОСПОМИНАНИЯ


Мне довелось служить со многими замечательными людьми, настоящими офицерами, патриотами.
И один из них в то время командир 726-го ЗРП (Завхоз), потом начальник штаба 17-го корпуса МО ПВО

ДЕМЧЕНКО ЮРИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ.


Демченко Юрий Алексеевич,
генерал-майор, родился 28.12.1938 г. в станице Ново-Мышастовская, Краснодарского края. Русский.

В 1956 г. окончил 10 классов и поступил в Казанское Военное Авиационное училище, которое окончил в 1959 г. Военную службу продолжал техником самолета по вооружению 49-го минно-торпедного авиаполка Тихоокеанского флота, затем командиром взвода, ст. офицером, командиром стартовой батареи, начальником штаба огневого дивизиона 345-го ЗРП Бакинского округа ПВО.

В 1971 г. окончил Военную Командную Академию Войск ПВО и был назначен начальником штаба - заместителем командира 708 ЗРП, затем командиром 726 ЗРП,

а с 1976 г. - начальником оперативного отдела штаба, начальником штаба-заместителем командира 17 корпуса ПВО Особого назначения Московского округа ПВО.

С марта 1965 по февраль 1966 гг. участвовал в боевых действиях во Вьетнаме в должности командира стартовой батареи 82-го огневого дивизиона 238-го ЗРП ВНА.

Награжден орденами Красного Знамени, 'За службу Родине в Вооруженных Силах СССР' 3 ст. и 11 медалями, в т.ч. медалью 'Дружбы' Правительства ДРВ.

Жена - Тамара
Дочь - Марина, 29 декабря 1964 года рождения

Из воспоминаний Ю.А.ДЕМЧЕНКО:


Автор воспоминаний откровенно и просто написал о том, что пришлось пережить ему и его боевым товарищам, сражавшимся во Вьетнаме против жестокого, воздушного агрессора, уверовавшего в свою всесильность и безнаказанность, но, в итоге, крепко получившего по зубам и позорно проигравшего грязную войну. Воспоминания написаны легко и свободным языком, они увлекательны и интресны.


 цитата:
Так как моя жена была беременна, я в августе 1964 г. отправил ее к ее матери в г. Ангарск. Оставаться в отдаленном дивизионе в таком положении одной было чревато непредсказуемыми последствиями. 29 декабря 1964 года у нас родилась дочь, которую я видел не больше недели, находясь в отпуске. У меня возникла мысль и надежда еще раз увидеть жену и дочь. Нам разрешили выйти из вагона и находиться рядом с составом. Я и несколько офицеров добрались до вокзала, откуда я дал жене телеграмму, в которой указал ориентировочное время прохождения нашим эшелоном г. Ангарска и попросил ее прибыть на вокзал с дочерью.
В указанное мною время эшелон подходил к Ангарску. Я оделся и вышел в тамбур, попробовал открыть дверь, но она была закрыта.

Через пару минут в тамбур вошел капитан Гурий Зиновьев ('инженер по технике безопасности'), внимательно в упор посмотрел на меня, закурил и отошел на противоположную сторону тамбура. Я тоже закурил, вглядываясь в пространство за окном и нервничая. Закончив курить, капитан Зиновьев подошел ко мне и спросил:
- Волнуетесь?
- Волнуюсь, - признался я.
- Не волнуйтесь, остановки не будет! - 'успокоил' меня капитан и покинул тамбур.
Я остался в тамбуре один со своими мыслями и ночной темнотой за окном. Состав шел по крутому изгибу, и я увидел вдали освещенное здание вокзала, а напротив дом матери моей жены. Вокзал становился все ближе и, наконец, я увидел у его входа свою жену, ее сестру и детскую коляску. Состав шел с огромной скоростью, как будто специально. Так не состоялась наша, казалось вполне возможная, встреча.

В вагоне скучно не было, особенно по ночам. В составе нашей группы был старшина сверхсрочной службы из Потийского полка - техник приемо-передающей системы - лунатик. Несмотря на то, что он спал на верхней полке, для него не составляло никакого труда среди ночи подняться, не открывая глаз одеться по полной форме, и ходить до утра по вагону, отдавая различные распоряжения, или спокойно беседуя со своей воображаемой женой. Первый такой его выход привел всех нас в шоковое состояние, т.к. никому из нас не была гарантирована безопасность. Меня поразило главное: как могла медкомиссия дать ему положительное заключение для поездки за границу? Чтобы несколько обезопасить всех, я поручил двум старшинам - Чубченко и Николаенко, присматривать за нашим лунатиком по ночам и принимать меры к его успокоению и укладке в постель, что в последующем и было предпринято. Но об этом никто из командования полка так и не узнал, а старшина-лунатик с честью и достоинством выполнял свои обязанности в самых экстремальных ситуациях, за что был отмечен высокой правительственной наградой. Наш эшелон быстро продвигался на восток.

При подъезде к г. Чите эшелон сделал остановку, которая продолжалась почти сутки. Как потом стало известно, сделано это было с целью введения в заблуждение разведки противника. Около 22-00 эшелон прибыл на станцию Чита, а утром - на пограничную станцию Забайкальск. Встречал эшелон начальник Оргмобуправления Войск ПВО генерал-лейтенант В.Д. Годун. Только теперь все мы поняли куда едем!




 цитата:
Из бани нас доставили к месту расположения всей нашей группы. Когда я вошел в помещение казармы, я ничего не мог понять: все наши специалисты были одеты в гражданскую одежду. Почти все бросились к нам навстречу, наперебой поторапливая нас, т.к. все ждали только нас - от нас зависело время отправления нашего эшелона для дальнейшего следования. Когда я спросил командира дивизиона подполковника Лякишева, почему нас переодевают в 'гражданку', он ответил, что такие условия поставило правительство Китая.

Меня провели в небольшую комнату и находящийся там незнакомый майор предложил мне подобрать себе костюм. Выбирать уже было не из чего, так как в наличии осталось всего два костюма: один очень светлый, второй чуть темнее, на котором я и остановился. В конце своих воспоминаний я еще раз уделю немного внимания этому костюму. Каждому из нас кроме костюма дали пальто, по две пары китайских брюк и рубах, шапку, черные ботинки. Военную форму каждый из нас сложил в специальный мешок, прикрепив к нему адрес прежнего места службы.

У каждого были с собой деньги. Нам предложили истратить их сейчас, чтобы не везти через границу. У меня имелось около 120 рублей. Среди предлагаемого ассортимента товаров, в основном была армейская фурнитура и особенно выбирать было не из чего. Я купил несколько одежных щеток, ремней, зубных щеток, и другую мелочь. Но все деньги я издержать не сумел, у меня осталось еще целых 8 рублей.

Когда все приготовления были закончены, нас всех построили и генерал-лейтенант Годун дал нам последние напутствия. Он напомнил нам, что мы являемся представителями великого государства - Союза Советских Социалистических Республик, и все наши поступки должны быть взвешенными и продуманными: нам предстоит выполнять боевую задачу вместе с вьетнамскими воинами, и мы должны выполнить ее с честью.
В конце своего выступления он спросил:
- Тру'сы есть?

Никто не откликнулся. Затем военнослужащих срочной и сверхсрочной службы вывели из помещения, в строю остались одни офицеры. Генерал напомнил еще раз о воинском долге, об офицерской чести и необходимости соблюдения моральных норм поведения в другой стране, крайне удивив нас, заявив о том, что во Вьетнаме почти все женщины декольтированы! В конце своего выступления он снова спросил:
- Кто не желает ехать дальше?
Из строя вышли два офицера и заявили о своем нежелании ехать во Вьетнам, мотивируя отказ состоянием здоровья членов семьи. Их отказ был принят.
Каждому специалисту было выдано по 75 юаней.



 цитата:
Полковник Баженов сообщил: в связи с тем, что ж/дорожная колея, а также все мосты и тоннели на территории Вьетнама значительно уже советских и китайских, необходимо всю технику с наших платформ перегрузить на вьетнамские, закрепить ее и замаскировать. Все это возлагается на мою батарею.
Я должен возглавить эту работу и завершить ее до рассвета. Для оказания помощи к месту работ в ближайшее время прибудет взвод китайских солдат. Все вопросы решать с представителем Генерального штаба СССР, ответственного за отправку советских эшелонов через китайско-вьетнамскую границу. Им то и был, присутствующий на совещании, незнакомый советский гражданин. Я взял шесть человек своих ребят-стартовиков: Чубченко, Конченко, Семенко, Реву, Мартынчука, Литвинова и на автобусе срочно уехал с ними к эшелону. Не дожидаясь китайских помощников, мы сразу же приступили к освобождению техники от распорных колодок и растяжек. Вскоре прибыл обещанный взвод китайских солдат - 15 человек во главе с сержантом. По его команде они подошли к одной из пусковых установок и попытались ее выкатить с платформы, но все их усилия результатов не дали. Посовещавшись, они откуда-то принесли толстую веревку, привязали ее к установке и, взявшись за нее, снова попытались выкатить установку на асфальт, но безрезультатно.
Затем по команде старшего все китайские солдаты построились на асфальте и приступили к выполнению разминочных физических упражнений.
Длилось это около 15 минут.
Мне надоело на это смотреть, тем более времени до рассвета оставалось совсем немного. По моей команде наши шесть человек подошли к установке и по команде 'Раз-два, взяли!' выкатили ее с платформы на асфальт, протащив еще метров тридцать. Это очень подействовало на всех китайских солдат, после чего они дружно работали вместе с нами.



 цитата:
Неожиданно все затихло, и я выскочил из укрытия. Первое, что я увидел - это горящую маскировку кабин, а на шестой ПУ горел баковый отсек ракеты. Пусковая установка 1, с которой была сорвана взрывной волной ракета, находилась в исходном положении, остальные пять обесточенных установок с ракетами застыли неподвижно в одном направлении. Все бросились немедленно тушить маскировку.
В это время командир дивизиона подполковник Лякишев закричал, чтобы все немедленно ушли в укрытия, потому что в любой момент может взорваться боевая часть (3600 осколков) горящей ракеты на ПУ6. Я не пошел в укрытие - сел в стороне и с болью глядел на горящую ракету. Было обидно, что наш дивизион не успел дать отпор американцам и был накрыт бомбами. Не верилось, что такое могло произойти - наша ракета горит, а самолеты ушли безнаказанными, если не считать самолет, сбитый вьетнамскими пулеметчиками. Недалеко от позиции в предсмертных судорогах бились два буйвола, а чуть подальше стоял столб дыма от горевшего дома.
Вероятно, летчик имел задание сбросить бомбы на наше жилище, но ему дали не те координаты. В это время с запада появился еще один американский самолет, который летел на предельно малой высоте, как будто катился. Самолет был настолько близко, что было видно лицо летчика, который, наклонившись вправо и отвернув белый подшлемник, разглядывал позицию. Ни один зенитный пулемет почему-то не выстрелил.
Баковый отсек ракеты на шестой пусковой продолжал гореть, на землю полились компоненты топлива и через несколько секунд раздался мощный взрыв, несравнимый по громкости с теми взрывами, которые были от разрыва бомб. Осколками БЧ ракеты были изрешечены стены кабин. На ПУ остались остатки ракеты, удерживаемые бугелем и задними роликами ПРД. Я и почти вся моя батарея собрались у этой ракеты. Она больше не была взрывоопасной, но для большей надежности я приказал отсоединить электроразъем соединяющий маршевую и стартовую части.
Пусковая установка была полуобгоревшей, большинство крышек люков сорваны, электропроводка и блоки практически сгорели. Силовые и сигнальные кабели, идущие от ПУ к дизелям и к кабине 'У' были перебиты очередью снарядов, выпущенных американским самолетом. По этой причине и вырубило дизеля в самом начале.
Не трогая больше ничего, все пошли к ПУ1, с которой взрывной волной была снесена ракета. ПУ осталась невредимой. Несколько бомб упали рядом со станиной. В образовавшейся от взрыва воронке лежала боевая часть ракеты, а рядом на рисовом поле в воде валялись, разбросанные взрывом, пороховые шашки ПРД - корпус двигателя был разорван словно лист бумаги. Следов от бакового и аппаратного отсеков не осталось.
Лейтенант Ю. Захмылов подошел к боевой части, вывернул из нее инициирующую боевую трубку, затем отнес ее на некоторое расстояние и аккуратно положил на землю. Боевая часть больше не представляла опасности.
Затем я подошел к тому месту, где раньше были палатки. Вначале я уже говорил, что видел два черных облака от разрыва бомб, т.е. это все, что осталось от палаток. Еще я нашел ремень от своих брюк. Там где парикмахер подстригал вьетнамцев, осталась большая лужа крови - парикмахер был убит.


Воспоминания Ю.А.Демченко и других участниов войны можно прочесть здесь:
http://www.nhat-nam.ru/vietnamwar/memory3.html

Сегодня 16 июня 2010 года узнал от Афонина Ю.А. что две недели назад
ДЕМЧЕНКО ЮРИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ
скончался.



Детали уже не помню, давно это было…

Я оставался за командира 5-ой группы. На станцию с проверкой приехал молодой и только что назначенный командир 17-го корпуса генерал-майор Звонов. (а может он еще был полковником, не помню) Он объявил готовность № 1 СБР, хотя на станции были практически все.

…У нас от распредщита в дизельной запитана была станция 25Ж системы ПРО, находившаяся на РТЦ. Это огромный бункер с аппаратурой, работает в автоматической режиме с трех-пятикратным дублированием блоков, мощной системой вентиляции.

Всвязи с этим отключение сети Мосэнерго мягко скажем не разрешалось. При тренировках дизеля запускались в параллель с сетью (точнее, генераторы)

Еще у нас была система аварийного освещения. Батарея мощных аккумуляторов в отдельном помещении.  Ее я часто сам проверял, отключив на распределительном щите основное освещение. И всегда, заметьте, всегда включалось аварийное освещение от аккумуляторов.

..Звонов вошел в дизельную. Скомандовал готовность. Все сопровождавшие его кинулись в разные стороны. Начальник СБР в 3-ий зал, кто-то из комиссии, показывая расторопность и свои знания, к опечатанной кнопке «Сеть» и отрубил сеть Мосэнерго, свет погас, стало темно и тихо.

Не успел я прийти в себя от такой смелости, как меня поразило то, что аварийное освещение не включилось!

Я командую: «Запустить дизеля!»  Солдатик-очкарик-дизелист ломанулся  куда-то в темноту, врезался в колонну, очки упали на рифленку и разбились.  Солдатик – дежурный электрик в темноте шарил по щиту, ища первый  автомат. Хорошо что переключатель ПЦП был такого огромного размера, что спутать его с чем-то другим было трудно.

Первый дизель завелся быстро. Элетрик включил его в сеть. Появился свет, все вздохнули с облегчением. Дизелист на ощупь заводил второй дизель. Электрик перешел к другому ПЦП. Одной рукой он выставлял частоту, дергая рукоятку переключателя и следя за двумя большими мигающими лампами наверху РЩ220, а другой держался за ПЦП, готовый в любую минуту ввести второй дизель в параллель с первым. Это не просто, скажу я вам.

Но тут начальник СБР, видя, что время уходит, не дождавшись когда у него загорятся все три лампочки сигнализации дизелей или моего доклада подает команду «Включить аппаратуру» и пультист начинает свой ритуал.

Как только включилась последняя 4-я линейка аппаратуры (последние пять каналов из 20-ти), дизель не выдерживает нагрузки и глохнет. Опять темнота, опять тишина. Аварийного освещения опять нет как нет.

Спасает ситуацию электрик, он рывком включает в сеть вторую ДГУ (дизель-генераторную установку), благо синхронизация не требуется, не с кем.

Дизелист пытается вернуться к первому дизелю, но я командую ему запускать третий дизель, а сам, пользуясь тем, что не виден за колонной, пытаюсь запустить первый Грубо остановленный, он запускаться не хочет, даже после всех моих манипуляций с прокачкой масла, созданием давления. Наконец он завертелся, и я, в нарушение Инструкции, выставляю ему сразу повышенные обороты. Он ревет.

Запустился третий дизель.  Я показываю электрику на пальцах включать третий. В дизельной рев и грохот. Представьте какой шум издают работающие в помещении танковые двигатели, да еще всякие генераторы, преобразователи и т.п.

Но тут происходит нечто неожиданное. Звучит команда «Включить аппаратуру» и весь ужас повторяется. Я бегу на КП, что-то объясняю начальнику СБР, он кричит что-то, что думает обо мне и о этих  долбанных дизелистах.

Я осознаю, что военную службу можно сказать закончил. Кричу ему в ответ, что я думаю о этих скороспелых начальниках расчетов. Крик помогает снять стресс.

 …Теперь у нас два заведенных дизеля. Электрик в темноте запускает третий, быстро синхронизирует и запускает первым. Вошла в сеть и ЭСД-75 снаружи.

 Пока я пришел – запустили второй.

Я удивляюсь невмешательству начальника РТЦН.

Контроль функционирования 12 минут.  Боевая работа, проверка параметров.

После выключения аппаратуры и остановки дизелей в  дизельную опять пришел Звонов, вместе с начальником РТЦН, толпой сопровождающих. «Вот сейчас и распрощаемся» - подумал я.

Но Звонов начал нас благодарить, даже пожал руку полуслепому без очков дизелисту.

Видно комкор понял причину такой чехарды.

 Ко всей этой неразберихе подоспел звонок из Москвы: «Кто там такой смелый, что обесточил станцию ПРО?»

Звонов тут же отчитал ретивого подполковника, отключившего сеть Мосэнерго. А мне указал, почему я допустил его до кнопки. «Да» -, подумал я, - «Не хватало мне еще остановить проверяющего!»  Но генералу я бодро доложил, что впредь никого не допущу!

Все обошлось.

А аварийный свет опять начал включаться и выключаться как положено. И причину его отказа в критической ситуации я так и не нашел.

 

…Вот такой случай или примерно такой был в моей службе.

В дизельной находился самый мощный вытяжной вентилятор В1. По-моему, производительностью тысяч 65 кубометров воздуха в час. Может больше.

Диаметр входного сопла около 2 м. Был закрыт сеткой.

Я помню было удобно, когда солдатик подстрижет тебя, подойти к вентилятору и он тебя обсосет до последнего волоска. Правда, притягивает к сетке и с трудом от него отрываешься.

Этот вентилятор и другие вытяжные вентиляторы выбрасывали воздух со станции РТЦН в вытяжную шахту. В эту шахту из дизельной был маленький вход. Там стояла бронированная дверь и деревянная.

Во время учений, когда выход на улицу был запрещен дизелисты и электрики иногда открывали эту дверь и выходили в шахту покурить.

Однажды командир группы майор Костев И.Ф. зачем-то вышел в шахту. Солдат не заметил этого, но заметил открытую дверь и закрыл ее. При закрытии открыть ее со стороны шахты нельзя: ручки только с одной стороны.

Костев И.Ф. наверное понял свою ошибку, когда подошел к двери с той стороны. Он пробовал стучать, кричать. Но в дизельной, где шум и грохот превышают все допустимые нормы, этого никто не слышал. А в шахту выбрасываются тысячи кубометров воздуха.

Я забеспокоился, когда долго не мог его найти.  Шли учения. Его никто не видел.

А Иван Фролович попытался по вбитым в стену шахты скобам подняться к люкам. Но там стояли металлические решетчатые двери и противовзрывные устройства. Он подтягивался на руках и кричал «Помогите» через эти устройства.

Какой-то нарушитель шел по улице и услышал крики, пришел к нам в дизельную и сказал.

Я послал солдата открыть шахту, а сам вышел в коридор: не могу видеть картины типа «Иван Грозный убивает своего сына»

 


 

МОИ КОМАНДИРЫ

ВАСИЛЬЕВ ВИКТОР ПАВЛОВИЧ

Служить я попал в 4-ю группу РТЦН ЗРПолка под Москвой. После войскового приемника я сразу попал в состав СБР на дежурство. Так я стал оператором СПК. Старослужащие быстро научили меня практическим навыкам.

Командиром группы был высокий, поджарый, смуглый майор Васильев. Работая с ним, мне деревенскому парню, было много любопытно,  и поучительно. Почти все в нем меня удивляло. Его смелая небрежность в обращении с техникой. Он, например, мог голыми пальцами замкнуть силовые контакты реле. Я же робел и перед техникой и тем более перед электрическим током. Он работал под высоким напряжением без защиты и даже на антенном поле.

Но больше всего в короткие минуты перекуров я любил слушать его рассказы об истории части. Он рассказывал, что позиции строили зэки, что стоимость бетонных дорог такая, если их застелить плотно червонцами. Что городок тоже строили зэки, с ними работали десятниками штатские мужики. И я потом встречусь с одним из них. Что в фундамент одного из домов зэки замуровали одного из своих, убитого в ссоре.

Виктор Павлович рассказывал о тайниках в здании станции. И я потом найду несколько из них. Уже будучи прапорщиком, снимая сгоревший двигатель вентилятора в 12-м помещении, в фундаменте я обнаружил рифленую крышку, которую и закрывал огромный двигатель. Открыв ее я обнаружил тайник, там лежало несколько самодельных ножей, какие-то полусгнившие вещи, предметы, неизвестного назначения. И таких тайников за свою службу я нашел, часто случайно, около десятка.

Виктор Васильевич имел привычку, заложив правую руку за спину, взять ей себя за локоть левой руки, в которой держал сигарету. В таком свободном для него положении он ходил и курил. Даже на станции. И никто не делал ему замечаний.

Говорили, что он был в составе приемной комиссии, что он сильно облучился. Я даже замечал, что он иногда придя в зал, включал шкафы, поднимал высокое, открывал дверцы, сдвигал защитные сетки и молча ходил взад-вперед вдоль линеек. Говорили, что получая порцию ВЧ излучения, он начинает чувствовать себя лучше.

А тот факт, что силовые блоки сделаны по его чертежам можно было проверить на их схемах, где в таблице внизу схемы было написана его фамилия. Поражали его знания. Он знал схемы наизусть! Мог назвать где какое сопротивление или конденсатор стоит.

Он много рассказывал о том, как он пришел в часть, что еще был лагерь на горке у д.Коковино, оставшийся от немцев. Во время войны они держали здесь советских военнопленных. После освобождения в этом лагере держали уже немецких пленных. Они строили здесь в районе дороги, вокзалы и т.п. После них в лагере держали зеков, которые строили позицию и городок.

А потом, когда уже уже здесь разместилась воинская часть в лагере некоторое время держали женщин-заключенных – они работали тут у деревни на торфоразработках.

Ко мне он относился хорошо. Но он очень удивился, когда узнал, что я остаюсь на сверхсрочную службу. «Уговорили они тебя» - сказал он о ком-то.

Он пользовался успехом у женщин. И тут тоже о нем рассказывали всякие байки. В общем, человек был замечательный.

А ушел, как-то незаметно, скромно, без пышных проводов и подарков. Уволился на пенсию, уехал в свой город Пушкин. Женился второй раз и начал новую жизнь. Больше мы с ним не встречались.


 

На Фотофайле.ру
огромный альбом с фотографиями Таблово, позиций дивизионов, РТЦ и городка ЗАВХОЗ

http://photofile.ru/users/alex201068/3569095/all/

фотоальбом от alex201068  Все фотографии альбома «Таблово»



И  ЕЩЕ  ОБ  РТЦ:



 Фото Николая Волкова:

Чернобров, Трушин, Родин-Сова и однокашник и коллега с "Комика" Шустов Н.Т.
Вот если бы встретил - ни за что не узнал бы!...

Из Интернета:










РОДИН-СОВА ЮРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ

генеральный директор  ООО «КОНТИНЕНТ-СЕРВИС"
Родился 12 августа 1948 года.

Почетные звания, ученая степень
Кандидат военных наук
Лауреат премии Правительства РФ
Заслуженный машиностроитель РФ

Сфера деятельности   
Приборо- и машиностроение
Регион/область: Москва
Город:
Москва
Адрес для корреспонденции
Россия, 121357, Москва, ул. Верейская, 29-а, стр. 1
Телефон организации:
(495) 741-02-38
E-mail организации:
  написать письмо
Сайт организации : www.continent-service.ru
Образование, дополнительное обучение
1970 год – Горьковское зенитное ракетное училище по специальности «Радиотехнические устройства».
1980 год – Военная командная академия ПВО им. Маршала Советского Союза Г.К. Жукова.
Вехи карьеры

С 1966 по 1993 год - служба на различных должностях в Советской Армии.
С 1992 по 1996 год - генеральный директор ЗАО "Волхов. Оборонительные системы".
С 1996 по 1998 год - генеральный директор ОАО "Оборонительные системы".
С 1993 по 1997 год – Генеральный директор ОАО «Оборонительные Системы».
С 1997 по 2004 год – Президент-Председатель совета директоров ОАО «Оборонительные Системы».
С 2004 года - Генеральный директор ООО "Континент-Сервис"
Ученые степени, Ордена, медали и другие государственные награды:
Доктор делового администрирования
Лауреат премии Правительства РФ в области науки и техники
Заслуженный машиностроитель РФ
2 ордена и 18 медалей РФ и СССР
Орден Русской Православной Церкви «Преподобного Сергия Радонежского» 3 степени
Имеет более 50 публикаций по вопросам корпоративного строительства и проблемам состояния и развития оборонно-промышленного комплекса России


О персоне:

 РОДИН-СОВА ЮРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ  генеральный директор  КОНТИНЕНТ-СЕРВИС

Автономная система мониторинга "Планшет-кс"

СмартЛогистик - мониторинг транспортных средств

Где купить

Системы навигации

Продукция специального назначения

Где купить

Руководство                   
Чернобров Валерий Павлович

Заместитель Генерального директора

Краткая справка
Образование высшее
1970 год - Горьковское зенитно-ракетное училище по специальности "Радиотехнические устройства".
1984 год - Минское высшее зенитно-ракетное училище по специальности "Радиотехнические средства".

Трудовой путь
С 1967 по 1993 год — служба на различных должностях в Вооруженных Силах;
С 1993 по 1995 год — техник 27 ВП МО РФ;
С 1995 по 1996 год — ведущий инженер ЗАО "Волхов. Оборонительные системы";
С 1996 по 2001 год — начальник группы ОАО "Оборонительные системы";
С 2001 по 2007 год — заместитель Генерального директора ЗАО "Оптико-электронные технологии";
С 01.2007 по 12.2007 года — Главный инженер ООО "Континент-Сервис";
С 12.2007 года — заместитель Генерального директора ООО "Континент-Сервис".
Государственные награды
Награжден шестью медалями.

Шустов Николай Тихонович
Директор по управлению персоналом и безопасности             
Бармасова Наталья Евгеньевна

Финансовый директор

Фото Николая Волкова:

М-р Гусев Н.С. проводит инструктаж по ППР на боевое дежурство.Саша Васильев, Сережа....., я-Волков Николай, Валера Букатарь. Оно нам надо?


Фото Николая Волкова:
Офицеры РТЦ готовы к выезду на полигон. 1980 год.


Еще один выходец из РТЦ нашего полка - РАЗУМОВ Александр Николаевич. (Преподает в Пушкинском училище электроники - сейчас даже не знаю точного наименования, так много раз его преобразовывали то в Академию, то в Университет.)



В центре - Николай Волков Давным-давно... лейтенант...шнурок...



Тот же Николай Волков. За бугром: Одесса, типо охранник.



Офицер РТЦ, начальник расчета АКАЮ Саша Глумов. В конце 1979 года он прибыл на "целину" в Казахстан на замену Виктору Гаврилову командиром автовзвода, где я был старшиной.



Второй слева - Александр Глумов.



Фото Е.Мысина.    
 !979 год, в/часть 61944, РТЦ,  операторы 3-ей группы (КП) Слева направо, второй ряд - Е.Матижонка, С.Балмагамбетов, М.Храповицкий. Первый впереди слева - В.Лобач и сержант 5 группы Евгений Мысин.

        30 лет спустя!















А это вдруг объявился в Интернете еще один мой однополчанин - Владимир Красильников.   Его папа был в то время начфином полка. Однажды мы с Вовой еще сержантами сверхсрочной службы не пошли на занятия в "День сержанта" в октябре 1972 года. Кухтин нас арестовал на 5 суток. Сидели мы на гауптвахте в Теряево. У меня тогда родился сын, его только привезли из роддома, приехала в гости теща, а меня упекли в каземат!. Сейчас Вове уже 60!





 


 

Юный, но высокий лейтенант Анатолий Гоман. 1979 год, жена, дочка, сзади баня, возле ней машина, слева виден склад части. На втором снимке - чуть позже. Коля Цветков, в центе А.Гоман, справа Саша Глумов. На последнем снимке - Анатолий Гоман в наши дни.

А это те же годы - конец 70-х. Справа на снимке - ефрейтор Евгений Данилов, кодировщик полка.

В лицо многих помню, а вот кого и как зовут не помню. Первый слева в первом ряду - ефрейтор Женя Данилов - кодировщик штаба.

А это ефрейтор в наши дни. Евгений Данилов, 55 лет, Дубна.


фото Е.Мысина
1979 год, казарма РТЦ, командир РТЦ майор Шаблаев А., за ним старшина прапорщик Некрасов Г., рядом с Шаблаевым сержант Е.Мысин. Идет инструктаж караула. А я в это время  - на целине, в Казахстане.

Возвращаясь памятью к своей службе в 726-м ЗРП, вспоминаю, что с кем-то пришлось служить, испытывая трудности, с кем-то было служить легко,приятно общаться.
Одним из таких людей был сержант ЕВГЕНИЙ МЫСИН, командир отделения 5-ой группы РТЦ. Грамотный, толковый, спокойный сержант.


1979 год.

Прошло 30 лет. Это целая жизнь. Его фамилия уплыла из памяти вместе с другими.
Но вот однажды на просторах инета я увидел знакомую фамилию и это фото из прошлого.
И как будто опять я прошел по гулким рифленкам дизельной, коридорам РТЦ, кондиционеру.
Увидел оборудование и технику, вспомнил людей, не всех, конечно, да и годы путаются:
кто когда служил.



Таким он стал сейчас. Евгений Мысин.

На Радоницу 13 апреля 2010 года мы с моим армейским другом Николаем Николаевичем Войтюк вновь приехали на заброшенную позицию нашего полка - 726-го ЗРП (Завхоз). Снег уже расстаял, дороги почти подсохли. Мы шли по главной дороге, радуясь теплому солнышку, отсутствию комаров, стараясь угадать старые взводные дороги, называемые каналами, проволоку и столбы ограждения, искали место. где было КПП, ЗИП старта. Вспоминали офицеров. Многие умерли. Мы служили в 1969-1971 годах. Много воды утекло. Лес постепенно поглощает бетонные дороги и развалины. Но если задрать ковром слой моха, листвы - под ними надежно сделанные целые бетонные дороги. По обочинам следы диких кабанов, разрывших мягкий грунт.

В 1982 году полк прекратил свое существование. На бывшем стартовой огневом дивизионе построили новые позиции для С-300ПТ (Базановский дивизион, подчинявшийся "Кадке") и позже С-300ПС (Исаевский дивизион, подчинявшийся "Бензомеру").

Николай Николаевич уволился и поступил учиться, а я остался служить. 10 лет служил в гвардейском Путиловско-Кировском полку, потом в Теряево, а последние три года в Исаевском дивизионе, здесь на бывшей своей позиции.

Пришел срок и дивизионы С-300 тоже были расформированы и позиция второй раз подверглась разграблению.

Караульное помещение. Когда-то я ходил сюда нач.каром, потом здесь стоял даже офицерский караул - солдат не было.

Позиция, хранилища.

Здесь были ангары.

Николай Николаевич Войтюк, небывший здесь 38 лет стоит на перекрестке дорог: слева Исаевский дивизион, справа Базановский. А по центру- главная дорога 25-го дивизиона.

Это его взводная дорога. Здесь он прожил 1,5 года, нес дежурство, жил в дежурном домике, бегал на физзарядку и тренажи, ходил за грибами и ягодами, срывался по тревоге, мечтал о дембеле. И теперь печально смотрит, что стало с позицией, с  частичкой его молодости...

Обратите внимание на дороги Построенные под руководством Берии ( имя это как марка, лейбл, фирма) гарантия качества. Они вечны.

дивизион с его "новоделом".

А это дорога на дивизион со стороны жилого городка. Судя по тому, что на ней вырублен кустарник у этих земель появился хозяин.

Я стою на перекрестке дорог: взводная и на ГТО.

Николай Николаевич на дороге к ГТО. Бериевские дороги выглядят неплохо, несмотря на свой возраст - им около 60 лет и все без ремонта.

А это развалины бункера Дивизионного Командного пункта. Здесь были дежурный, КП, КД, НШД,узел связи и т.п. Он не сам завалился, плиты перекрытия с него кто-то снял.

Вход в бункер ДКП. Правда мне казалось, что вход был со стороны ГТО, а здесь со стороны леса.

Николай Николаевич рассказывает, что и где размещалось здесь 40 лет назад, когда он здесь служил сержантом.

Трудно было, даже невозможно было представить себе в те годы, что будет уничтожена такая мощная система ПВО, такая сложная и гигантская инфраструктура будет брошена и разграблена.

Колючка и  старые сосны. Они ярко зазеленели, зашумели, как будто они вспомнили нас и радостно приветствовали. Они помнят нас!

Вот таким Николай Николаевич ушел на дембель 40 лет назад!!!

А это я в его годы. На нас одета новая военная форма. Но нам она была не положена, мы увольнялись в старых мундирах, глухих, с крючками, со стоячим воротником. Это мы взяли у молодого призыва сфотографироваться.

Позиция полка: вид из космоса


Просмотреть увеличенную карту

Карта местности


Просмотреть увеличенную карту

Кадры боевого пуска ракет системы С-25

25.avi

http://narod.ru/disk/18702903000/25.avi.html

Они уходят...

Николай Волков: "Витя, можно добавить в скорбный список - Леня Бородай умер 11 ноября 2009 года в Братске."

Л.Бородай (лето 2008 года, Братск)

26 июня 2010 года умер Валентин Валентинович Белозеров. Инсульт. Запомнил его начпродом части! Земля ему пухом!

В этом году умер Иван Фролович Костев, майор, командир пятой группы РТЦ.


Смотрите сами позиции "Завхоза"    здесь
а также    т у т       и огромный фотоальбом "Таблово" на фотофайле      смотрите здесь

  Видел в Интернете страничку Игоря Акимова. Что-то лицо знакомое и фамилия. И тут приходит сообщение от него:

Акимов Игорь

50 лет, Москва, Россия

Добрый вечер, Виктор Авенирович! Большое спасибо за фотографии в/части 61944,  посмотрел и вспомнил срочную службу  в 5 группе у майора Панфилова (ноябрь 1978 - июль 1979 г.г.), где Вы были сверхсрочником.  Да и Мысина вспомнил, хороший человек.


Я вспомнил этого солдатика, служил у нас в группе! Правда, здесь на фотографии он уже в курсантской форме.


 

А я ведь почти Рузский,  мои родители рождены в Рузе,  мои дети то же рождены в Рузе - это моя малая Родина.  Панфилов был соседом у моей тетке,  я же 7 лет прослужил в Теряево и 17 лет в Нестерово. Теперь в Рузе у меня остался родительский дом, используется как дача. На фотографиях увидел многих,  с которыми служил в Теряево.

В.А.: Я тоже служил в Теряево в 1993 году. Я был старшиной ДОУП.

Странно, в Теряево я попал в 1987 г. с 1988 г. по 1994 г. командиром взвода - преподавателем в технической батарее.  Командиры были у меня Рославцев,  Ванявин,  Ощепков и остальные которые менялись в 1994 году каждый месяц. Но Вас к сожалению не помню совершенно.

В.А.: Я сменил старшину Льва Шелкова.  Командиром  ДОУП был подполковник Прасцов, замполитом майор Карпешин, полком командовал  полковник Александров, НШ был Минайлов и Пирмагомедов,  замами - Семяняков, Бобрик, Яшин ну так далее. Со многими потом пересекался на "гражданке".  И с «Кадкой» тоже был связан, когда один из ее дивизионов стоял в городке у нас в Коковино. Я с ними ездил на полигон даже, старшиной. С Ванявиным служил вместе у гвардейцев, а потом и в Теряево.

Хотя я в Теряево прослужил недолго, но мы наверняка встречались. Возможно встречались и на "Кадке"...  Прошли годы....


И вот уже солдат Акимов вальяжно сидит на скамейке в парке...

1.      Адреса страниц 15  военнослужащих в/части 61944  на Майл.ру:

http://my.mail.ru/my/search_people?st=military&Password=&Domain=&Login=&unit_id=35268














«Назад | Вперед »













1081-ый ОАБ МО ПВО  |  Воспоминания о "Завхозе" Часть 1.  |  Воспоминания о "Завхозе" Часть 2.  |  Воспоминания о "Завхозе". Часть 3.

Версия для печати

Коростелев В.А.  
гор. Руза Московской области Россия

http://korostelev.webstolica.ru
2009 год


Самые свежие! Самые лучшие анекдоты! Обновляются при каждом переключении!


ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS